10 вопросов врачу-дерматологу Руслану Кочкину

– Руслан Александрович, расскажите, пожалуйста, о себе и о своей профессии. Как Вы попали в ветеринарию?
— В ветеринарию попал совершенно случайно. В 90-х годах работы не было, молодежь никому не была нужна. У меня знакомые были связаны с ветеринарией и посоветовали мне попробовать себя в этом направлении.Закончил нашу ветеринарную академию, до этого учился в техникуме.Таким образом, с 2002 года работаю ветеринарным врачом. Считаю, что эта профессия одна из самых интересных. Постоянно новые пациенты, огромное количество интересных случаев. 

— А как именно дерматология стала Вашей специализацией?
— Я работал в клинике в России. Сеть достаточно крупная и там была специализация ветеринарных специалистов. Постепенно я выделил дерматологию. Помимо дерматологии была связь с эндокринологией и онкологией, соответственно третьей областью начал заниматься, когда уже вернулся работать сюда.

Кочкин Руслан Александрович — врач-дерматолог Ветеринарного центра доктора Базылевского А.А.

— С какими основными дерматологическими проблемами Вы чаще всего сталкиваетесь?
— Наиболее распространенными являются самые разные отиты, а также блошино-аллергический дерматит у кошек и третьи – это различного вида аллергии, в частности, атопия у собак.

— Можно говорить о сезонности заболеваний в дерматологии?
— Да,сезонность существует. В теплый период появляется большое количество насекомых, которые кусают животных. Плюс влияние такого фактора как температурно-влажностный режим. С увеличением количества блох в конце лета и начале осени происходит блошиный всплеск. В этот период обостряются дерматологические проблемы.

— Существуют ли профилактические меры, которые можно посоветовать владельцам?
— Нужно соблюдать 3 профилактические обработки, которые мы проводим любым кошкам или собакам. Это обработка от насекомых, обработка от гельминтов и вакцинация. Регулярная обработка хорошими средствами способствует снижению кожных проблем.

— Есть ли у Вас пациенты, которых Вы ведёте на протяжении многих лет?
— Не скажу, что много, но они есть. Как правило, это атопики, то есть пациенты с аллергией на воздушные аллергены. Мы намечаем меры, которые необходимо соблюдать, и они лечатся дома намеченными профилактическими обработками, контролем зуда, а ко мне приходят в периодах обострения. То есть прописано поддерживающее лечение, которое длится пожизненно.

— Атопики, я так понимаю, это серьезная проблема, требующая достаточно больших финансовых и временных вложений. По Вашему опыту, какой прогноз у таких животных?
— Никакая аллергия не лечится. Либо убирается аллерген, либо мы просто снимаем симптомы. То есть, существует два пути: либо определение видов аллергена, изготовление вакцины и дальнейшая пожизненная вакцинация два раза в год, либо подбор препаратов, которые будут контролировать зуд, и подбор профилактических лечебных шампуней, которые будут профилактировать какие-то вторичные осложнения. Очень важно контролировать зуд, и для этого создано множество средств. Все они отличаются по цене, но самое главное, что они отличаются и по побочным эффектам. Самые дешевые средства, которые при этом и самые универсальные, при длительном применении имеют некоторые достаточно серьезные побочные эффекты. Все зависит от конкретной ситуации. Если зуд слабый и достаточно периодически дать какой-то кортикостероид, то, в принципе, ничего страшного нет. Если это собака, у которой зуд очень выраженный и его удается снять только лишь высокими дозами, то, конечно, при длительном применении будут осложнения. В том числе и эндокринологические.

— Посещаете ли Вы ветеринарные конференции, семинары. Что дает Вам участие в этих мероприятиях, чем они Вас привлекают?
— В конференциях участвуют все врачи. В том числе, регулярно посещаем мастер-классы. Каждый раз во время таких мероприятий узнаешь что-то новое, и даже если есть уже известная информация, то она может немного по-другому доноситься.

— Вернемся к центру Базылевского. У нас есть что-то в дерматологии, что отличает от других ветеринарных клиник?
— По большому счету, вопрос в материальном оснащении. Непосредственно точных методов, которые указывают на причины заболеваний в дерматологии очень мало. Компетенция врача и опыт могут повлиять на точность диагноза, но инструментальные исследования важны в любом случае. Материальное обеспечение стоит на первом месте. Возьмем тот же микроскоп: у нас он качественный, японского производства, в него я увижу что-то лучше, чем в какой-нибудь дешевенький китайский. Те же среды на посевы есть не везде. Многие диагнозы не являются диагнозами исключения, та же самая аллергия не диагностируется у животных какими-то методами. Соответственно, для этого нужно терпение владельца, пошаговая диагностика, лечение вторичных осложнений, взятие на исследование того, что мы можем исследовать как причину зуда. Любой фактор может действовать однократно, а может и продолжать действовать. В любом случае, делается все инструментальными методами. Дальше идут диагнозы-исключения, которые определяются обработками от насекомых, диетой, для того, чтобы диагностировать пищевую аллергию. Только исключив все пошагово, можно выйти на атопика. Тут все касается конкретного случая. Аутоиммунные заболевания мы можем увидеть в мазке. Того же клеща мы можем выявить путем взятия материала: либо соскоб кожи, либо взятие ушной серы. Есть то, что мы можем диагностировать как первую причину, а есть, допустим, аллергия. Она может быть первопричиной, но мы диагностировать её не можем. Мы можем выяснить, есть ли вторичные осложнения или нет, вылечить их и дальше наблюдать за животным. Если зуд возвращается, мы знаем, что фактор продолжает действовать, соответственно мы начинаем пошагово исключать виды аллергии.

— Связан ли вид корма для животных с дерматологическими заболеваниями?
— Если брать сугубо дерматологию, то нет. Большой закономерности нет. Могут быть аллергии как на несколько пищевых продуктов, так и на отдельные виды корма, причем на одного производителя.